10 августа 2009 (17:44) / просмотров: 2590

Аварии в автогонках: что делает ФИА для защиты пилотов

Пока Фелипе Масса, пилот Феррари, восстанавливается после аварии у себя в Сан-Паоло, официальные лица ФИА и боссы команд и компаний ищут пути, по которым безопасность на трассе может быть усилена.

Фанаты автогонок довольны тем, что авария бразильца Фелипе Массы во время венгерской квалификации закончилась сравнительно благополучно. Однако и эта авария, и гораздо более трагичный инцидент, повлекший за собой смерть Генри Сертиза продемонстрировали, что голова гонщика это, пожалуй, последняя слабозащищенная часть тела в современных болидах с открытыми колесами. Ведь все остальное тело гораздо менее повержено травмам.

Травма Массы случилась из-за того, что по общему мнению является «несчастным случаем»: оторвавшаяся деталь пролетает мимо в 999 случаев из тысячи, но в этот раз пружина весом 800 граммов попала именно в шлем бразильца.

С подобными случаями почти невозможно бороться. Деталь такого размера и веса пробила бы любое препятствие. Любой защитный тент, особенно поврежденный, может повлечь сложности с извлечением пилота из кокпита процедура, в которой маршалы и медики гоночных формул стали экспертами особенно после последней смерти пилота в Ф1 Айртона Сены 15 лет назад.

Шлемы и визоры возможно могут быть усилены, но другой стороной медали в этом случае становится то, что если эти элементы станут более прочными, то эта прочность может привести к потенциальным травмам шеи пилота при серьезном ударе. Над этим «разменом» стоит серьезно подумать.

Говоря о физических силах, вовлеченных в мир больших гонок, нужно отметить, что время от времени на автодромах случаются совершенно непредсказуемые сценарии развития событий, могущие привести к серьезным травмам или смерти. Единственным выходом остается управление машинами при помощи удаленного контроля, а весь автоспорт перейдет на компьютерные экраны. Но кто бы захотел смотреть на это?

Безопасность прошла длинный путь с тех дней, когда гонщики не надевали даже шлем, не пристегивались хоть какими-то ремнями безопасности. За эти годы произошли несколько аварий, леденящих душу, после которых пилот просто вылез из кокпита и пошел дальше (хотя в двух случаях из приведенных примеров, пошел прихрамывая).

Андреа де Чезарис (Гран при Австрии, 1985)

Автодром Остерейхрниг (А1) до своей переделки был представителем старой школы трассостроительства, в пику современным тилькедромам. Очень быстрое кольцо, зоны безопасности, покрытые высокой травой. Именно на этой трассе любимый спонсорами, но малоэффективный итальянец по прозвищу де Крашерис (от слова crash удар) показал опаснейшее зрелище с отрывом колес и многократным вращением болида.

martin_brundle_1451284cМартин Брандл, Гран При Австралии, 1996

Другой интересный пример. Брандл, ныне глубокоуважаемый телекомментатор и бизнесмен, поднял свой Jordan в воздух и пролетел над несколькими соперниками на первом круге гонки в Мельбурне, причудливо разбив болид, а спустя несколько минут сел в запасную машину на пит-лейн, приготовившись принять рестарт.

-

mark_webber_1451286cМарк Уэббер, Гран При Бразилии, 2003

Австралиец сошел с дистанции, и после полной остановки у его болида осталось всего одно колесо (впрочем, кажется, там висит что-то еще см. фото). В бесконечном последнем повороте Интерлагоса его машина была действительно страшно разбита. Гонщик ничуть не пострадал, хотя судьи еще несколько часов определяли: а кто же все-таки выиграл гонку?

-

robert_kubica_1451285cРоберт Кубица, Гран При Канады, 2007

Несомненно, самый зрелищный сход с дистанции за последние годы. BMW-Sauber поляка получил сильный удар с бетонной стеной в Монреале, и пролетел около метров, разваливаясь на мелкие части и ударяясь снова и снова. Вся трасса в том месте была буквально усеяна мелкими углепластиковыми осколками. В конце остался только кокпит и Кубица в нем. Результат? Легкие ушибы и небольшой вывих лодыжки.

-