31 июля 2009 (00:32) / просмотров: 1556

Соболезнования коллег Генри Сертизу

Джолион Палмер и Гери сертиз
Казим Василиаускас:

«Генри был первым гонщиком Формулы 2, с которым я познакомился во время презентации машин. Мы разговаривали о новом болиде, он был вежлив и добр – я могу сказать о нем только хорошее.

Генри и я часто были близко друг от друга на трассе. Я был быстрее в Валенсии и Спа, он был быстрее в Брно и Брэндс-Хэтче. Везде, где я смотрел на тайминги кругов, я сравнивал свои результаты с Сертизом, потому что этот парень был во многом похож на меня, и был моим главным оппонентом.

Он перешел в Ф2 из Формулы Рено, и я думаю, что многих удивил своей скоростью. Уверен, что он работал гораздо больше, чем большинство других пилотов, чтобы достичь этого результата. По моему мнению, он был одним из лучших наших гонщиков.

Еще одно удивило меня - то, что Генри Сертиз и его отец работали вместе. Они были как одно целое, работающее с большим энтузиазмом. Я думаю, что многим из нас стоило поучиться их любви отца и сына.

Генри и я боролись за третье место в первой гонке в Брэндс-Хэтч – я ошибся, и он обошел меня. После гонки я был очень разочарован, но сейчас я счастлив тем, что напоследок Генри удалось показать себя и заработать подиум. Я уверен, он был счастлив в тот день, и это был один из лучших моментов в его жизни.

Я горжусь, что мне довелось гоняться вместе с Генри Сертизом – пилотом, который несомненно показал бы себя и в Формуле 1 в будущем.

Покойся с миром, Генри.
Казим».

Эдоардо Пископо:

«Это огромная трагедия, и все мы потрясены случившимся. Это был несчастный случай, который мог произойти с каждым из нас. Генри был хорошим парнем и классным пилотом, и в эти ужасные дни мои мысли вместе с семьей Сертиз
Я закончил обе гонки в очках, но эти результаты – ничто в сравнении с тем, что произошло. Возвращение за руль в Донингтоне будет тяжелым для всех нас».

Джолион Палмер:

«Я знал Генри с того времени, когда нам обоим было по 13 лет, мы познакомились в картинге. С тех пор я помню, насколько техничным был Генри Сертиз. Тогда я в первый раз гонялся вместе с ним в серии T Car, как раз в Брэндс Хэтче, а это было в 2005 году. Было ясно, что вместе с нами ездит очень способный пилот-дебютант, который успешно борется на равных с теми, кто провел в чемпионате уже полный сезон.

В этом году Генри казался необычайно светлым, счастливым человеком. А в субботу вечером, за день до его смерти, я подумал «Он же один из лучших пилотов в нашем чемпионате, лучший из британцев, в отличной форме, зарабатывающий очки и постоянно прогрессирующий».

Утром в воскресенье мне посчастливилось сидеть бок о бок с Генри и подписывать автографы, смеясь и шутя. Он ведь был не только очень талантливым и сосредоточенным профессионалом, но еще и классным товарищем – смешливым, дружелюбным... Я чувствовал гордость за то, что мог называть его своим другом. До сих пор не могу до конца поверить, как это могло случится, хотя это произошло прямо у меня перед глазами.

Мои искренние соболезнования семье Генри Сертиза; я не могу представить себе их горе. Джон и Джейн должны гордиться своим сыном - выдающимся гонщиком и превосходным человекам, на которого хотели быть похожи очень многие из нас. Для меня было честью знать тебя, Генри, и я буду всегда помнить тебя.
Джолион».

Пьетро Гандольфи:

«Я познакомился с Генри Сертизом на первой тестовой сессии этого сезона, куда я приехал из Италии. Я никогда не забуду его хорошее настроение и как легко с ним было общаться. Он был легким в общении и всегда давал искренние советы. Генри навсегда останется в моей памяти, особенно тот момент, когда я подписывал автографы рядом с ним в то воскресенье.
Судьба, выпавшая на его долю, не может быть описана словами. Только молчанием. Я глубоко опечален и подавлен. Я буду помнить Генри Сертиза, как чистого и очень приятного человека, молодого и многообещающего пилота.

Пьетро».

Наташа Гашнан:

«Мои мысли вместе с его семьей. Хочу выразить мои самые искренние соболезнования его отцу Джону и матери Джейн, и всей семье Сертизов. Хочу, как и все наши коллеги, сказать, что мои молитвы – о них. Генри навсегда останется в наших сердцах.
Наташа».

Тобиас Хегевадьд:

«То воскресенье навсегда останется самым страшным днем в моей карьере пилота. Было очень тяжело найти слова об этой трагедии. Я знал Генри с начала года, и он всегда был очень искренним, веселым и дружелюбным парнем. Мы были в одной и той же группе пилотов, а он всегда шутил и веселил всех нас. Потерять этого человека – это страшная трагедия. Все мы потеряли друга и напарника. Покойся с миром, Генри – мы не забудем тебя.
Тобиас».